avdoshina_liza (avdoshina_liza) wrote,
avdoshina_liza
avdoshina_liza

Category:

Шукшин в "Сфере"

Немного предыстории
В далеком, теперь уже, 2013 году я оказалась в городе Калуге. Старейший драматический театр в городе – театр с традицией и, что неизбежно, некоей консервативностью. Каково же было мое изумление, когда среди череды предложенных нам, группе приехавших журналистов, к просмотру спектаклей репертуара, в один из дней, мы оказались будто в другом измерении, совсем далеком от запылившейся классики или бульварной комедии. Все время спектакля, игравшегося на камерной сцене, где-то под крышей, я сидела на первом крохотном ряду, прикованная к стулу, прожигаемая диким и безумным взглядом актера в роли героя со странным именем Доко. Ближе к концу я уже не могла ничего видеть – глаза застилали слезы. Помню, что плакала еще долго после окончания спектакля. Потому что это был самый настоящий, истинный, глубинный театр – сжимающий душу в комок. Когда хочется, выйдя после спектакля, начать жить заново, по-другому…

Спектакль назывался «Оркестр «Титаник»» по пьесе современного болгарского драматурга Христо Бойчева и только-только поставила его молодой режиссер из Москвы – Юлия Беляева, студентка дипломного курса мастерской Леонида Хейфеца в ГИТИСе. Кроме ощутимой силы режиссуры и мастерской работы с пространством, спектакль отличался точной и правдоподобной работой художника, также оказавшейся молодой выпускницей московской школы МХТ. Пьеса невероятно сходна с фильмом «Небеса обетованные» Эльдара Рязанова и вот этот «помятый» быт переходного времени в экзистенциальной трагикомедии удалось воплотить авторам спектакля, для которых данная постановка была первой на профессиональной сцене.
Калужской прессе Юлия рассказывала о знакомстве со сценографом Александрой Ефимовой, которое стало залогом дальнейшего сотрудничества – сдав постановку в Калуге, уже через год, в 2014, в московском театре «Сфера» сыграли премьеру по рассказам Андрея Платонова «Афродита». Теперь Юлия Беляева, штатный режиссер нового поколения в «Сфере», продолжает плодотворно работать в театре.

«Еще раз тру-ля-ля…»
Свежая премьера «Сферы», спектакль «Раскас» по прозе Василия Шукшина – вечер скорее ностальгический. Семь рассказов Шукшина собраны в утонченную литературную композицию. Все части, которые без перерыва, одним махом играются перед зрителем, объединяет тема любви - она здесь по - шукшински разная, но всегда нравственно чистая и требовательная, от потери которой ноет и ноет под сердцем. То покажется тихим счастьем полного взаимопонимания и завидного терпения («Светлые души»), то мучительным самоистязанием («Жена мужа в Париж провожала»), то приторным самолюбованием («Чередниченко и цирк»), то долголетней и трогательной привычкой в браке («Одни») или необъяснимой страстью с первого взгляда («Степкина любовь»). Именно рассказываемой притчей о нагой Женщине-Любви, пришедшей к людям, символично венчает многосерийное сценическое действие.
Другой лейтмотив среди семи, на первый взгляд очень разных, но как всегда бывает у Шукшина таких созвучных в главном, рассказов был выбран с особой целью. Так какидея создания спектакля появилась при подготовке творческого вечера театра в Центральном доме работников искусств, то тема актерства и театральности пронизывает всю режиссерскую композицию. Евгения Казарина играет своенравную циркачку,дающую отпор занудному плановику с провинциальным говорком (талантливо сыгранная роль Павла Гребенникова), Ренат Кадыров в роли любителя дворовых концертов, залихватски танцует цыганочку, Татьяна Филатова уморительно подражает Любови Орловой в своей роли артистки самодеятельности, сбежавшей от мужа с заезжим офицером.
«Ей все говорили, что она похожа на какую-то артистку. Я забыл на какую. Но она дурочка не понимает: ну и что? Мало ли на кого я похожий, я и давай теперь скакать, как блоха на зеркале».

Разухабистые роли деревенских повес и трудовых мужиков, их преданных спутниц жизни - женщин, зачастую мечтающих расширить пределы заданной жизни, - персонифицируют броское повествование Шукшина, в которое «облачаются» актеры, «разнашивая» его под своего персонажа. Так, Людмила Корюшкина, исполняя роль сварливой жены, вдруг приоткрывает ее нежную и трепетную душу народной песней «У церкви стояла карета», напоминающей блоковское «Девушка пела в церковном хоре». Сквозь песню «грозная» Марфа вновь видит свою мечтательную молодость и белое подвенечное платье. Нет-нет, да и смахнет кто-то из зрителей слезу на этом моменте.
Александр Коршунов взрывает зал характерами нерасторопных и немудреных, но обаятельнопростодушных деревенскихувальней. Его героев хочет жалеть, любить... видеть!
Павел Степанов удивляет легкостью вхождения в образ: его роли здесь, хоть и эпизодические, но запоминающиеся – вот хулиганистого вида парень-зевака с бутылкой, жаждущий хлеба и зрелищ, а тут уже робкий и насупленный молодой человек на выданье, смешно теряющий браваду видного шофера перед ясными глазами возлюбленной.
Сценография спектакля лаконичная и, в то же время, предельно емкая (художник Ольга Хлебникова, ее стилистика кинематографична). Сцена в сферическом зале превращена в ЗИЛ с раскрытым кузовом, на котором и происходит все действие. Таким широким мазком «схватывается» и место, и время и атмосфера, такая, какую ощущаешь и в шукшинском фильме «Калина красная». Деревенские сценки с развешиванием выстиранного белья на крылечке сменяются концертным номером на передвижных подмостках, - колышущиеся занавески превращаются в самодельный театральный занавес. А музыка-то в спектакле живая – и баян, и балалайка!
Во время спектакля мой взгляд часто обегал зрительские ряды напротив. Там на первом сидели молодые люди лет по шестнадцать, подростки. Вчетвером. И вот с каждой частью спектакля, в который трудно войти – тема деревни с полбуханкой в плетеной авоське и пешим почтальоном, сейчас кажется слишком отжитой – я видела, как каждый из этих мальчиков-подростков постепенно раскрывается навстречу спектаклю, актерам, автору. Сначала самый эмоционально подвижный – на ссоре бабы с мужиком он уже заливисто смеялся крепким шукшинским словцам, потом его ближайший товарищ, - витальная, громкая, радостная актерская стихия захватывала. И только один до самого конца не сбрасывал скептической маски, которая на самом деле была его внешней защитой – где-то там, глубже, он уже открывал, немного стесняясь, свое сердце.
Фото Сергея Майтелеса
Tags: афиша москвы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments